3.08.2021 №31

image

Известный ученый в области физико-химии высокомолекулярных соединений, академик, профессор, директор ИФОХ Александр Бильдюкевич отметил 65-летие.

Мы расспросили его о деле жизни, тонкостях руководства научным учреждением и профессиональных планах.

– Александр Викторович, каким был ваш путь в науку, и кто для вас стал примером?

– Моя мама Нинель Мироновна Бобкова – доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки БССР – занималась изучением проблем силикатного стекла. Она подготовила с десяток докторов наук и 44 кандидата. Отец Виктор Леонтьевич – кандидат технических наук, карьеру закончил в должности министра промышленности строительных материалов БССР. У меня не было другого выбора, как равняться на них.

Учился в 64-й школе Минска с английским уклоном. Здесь работала увлеченная профессией учительница химии, которая привила мне любовь к этому предмету. Увесистое учебное пособие Б.В. Некрасова «Основы общей химии» было для меня сродни художественной литературе. Я участвовал в трех Всесоюзных олимпиадах по химии. На одной из них занял третье место. Учительница официально освободила меня от уроков, потому что сидеть на них мне было бессмысленно: я знал больше предусмотренного школьной программой. Поэтому никого не удивило, когда подал документы на химфак БГУ.

На первом курсе вступил в студенческое научное общество, сначала занимался вопросами неорганической химии, потом увлекся изучением полимеров. В 1978 году после окончания института под руководством академика Федора Николаевича Капуцкого начал научную деятельность в НИИ физико-химических проблем БГУ, где заинтересовался мембранной тематикой. Спустя восемь лет перешел на работу в Институт физико-органической химии АН БССР – мне предложили организовать лабораторию мембранных процессов. Здесь изучением этой проблемы занимался академик Владимир Сергеевич Солдатов. В Беларуси работало крупнейшее в Европе предприятие электронной промышленности НПО «Интеграл», где стоял вопрос тонкой очистки технологических сред. Необходимые мембраны приходилось с трудом закупать за рубежом, потому что в СССР их тогда не производили. Под руководством академика В. Солдатова в институте была разработана полиамидная микрофильтрационная мембрана и созданы установки для их формования. Затем нам удалось инициировать республиканскую научно-техническую программу, в рамках которой мы смогли организовать опытно-промышленное производство листовых мембран и выпуск промышленного мембранного оборудования для нужд различных отраслей промышленности.

Считаю своими учителями академиков Ф. Капуцкого и В. Солдатова. Они были администраторами от Бога. Ф. Капуцкий являлся первым заместителем министра высшего и среднего специального образования БССР, потом ректором БГУ. В. Солдатов 20 лет был директором ИФОХ, вице-президентом АН БССР. У них я научился стилю руководства. Главный принцип заключался в том, что они не мешали людям работать, а в случае необходимости никогда не отказывали в помощи.

– Что было в работе самым трудным?

– Самыми тяжелыми стали постперестроечные годы, когда экономика была разрушена, с трудом удавалось находить деньги на зарплаты сотрудникам. Опять-таки заслуга В. Солдатова в том, что ему удалось собрать замечательный коллектив, который с пониманием относился к ситуации. А тогда начался подъем предпринимательства. На этой волне часть кадров ушла в бизнес. Настоящие энтузиасты остались. Ведь в советское время в науку шли люди, преданные своей профессии.

– Какими видятся вам молодые коллеги?

– Молодежь сейчас совершенно разная. Кто-то напоминает предыдущее поколение, работает на совесть, потому что шел сюда по зову души. Некоторые даже шутят: «Я удовлетворяю собственное любопытство, и мне еще за это платят деньги». В институте такие люди составляют костяк. Есть категория исполнителей, выполняющих техническую, но очень квалифицированную работу. И есть те, которых можно назвать генераторами идей. Всегда стараюсь прислушиваться к их предложениям. Мягко направляю, если вижу, что они сбились с курса.

– Вы автор более 40 патентов, а какое из изобретений считаете самым важным?

– Еще во времена СССР мы занимались разработкой новых целлюлозных мембран. Получили пять патентов на эту тему. Эти материалы пользуются спросом до сих пор, претерпели лишь некоторую модернизацию. Сегодня их применяют в фармацевтической промышленности. Особенно востребованными они стали в прошлом году, когда в России началась эпидемия коронавируса и многие крупные предприятия наладили производство вакцин.

Коллеги из ЗАО «Владисарт» во Владимире в 2020 году провели испытание наших мембран в производственных условиях и доказали, что они выполняют свои функции и конкурентоспособны с зарубежными аналогами США, Германии и Китая. Мы подписали соглашение с этой компанией, которая является ведущим производителем мембранного оборудования для фармацевтики и биотехнологии в России. Перед нами стоит задача организовать производство по выпуску новой продукции. Первую партию мембран собираемся отправить заказчику уже в этом месяце.

– Над какими задачами работаете сегодня?

– Занялись новым направлением – разработкой новых типов армированных мембран с повышенной механической прочностью и на их основе планируем создать погружные мембранные системы для очистки воды из поверхностных и подземных источников, а также для биореакторов. Это востребовано и для нас выгодно. Если килограмм полимера, из которого мы производим мембрану, стоит 10–15 евро, то квадратный метр готового материала уже оценивается в 100 евро, а полимера на этот объем требуется всего 50 г. Сырье можно покупать за границей, но создавать продукт, который будет стоить на порядок дороже. Такие системы уже работают в дальнем зарубежье, в странах СНГ отсутствуют. Мы предполагаем, что нам удастся получить механически прочные материалы, отличающиеся повышенной устойчивостью к загрязнению в процессе эксплуатации.

Беседовала Елена Гордей

Фото автора, «Навука»