29.01.2019/№5

image

Работа авторского коллектива института природопользования НАН Беларуси вошла в топ-10 результатов деятельности ученых Академии наук за 2018 год.

Новые данные о палеогеодинамической эволюции глубинных зон земной коры и верхней мантии Припятского и Днепровского палеорифтовых нефтегазоносных бассейнов представили ученые Института природопользования НАН Беларуси.

Глубина 80 км

«Строение земной коры, особенно ее верхней части, изучается бурением скважин. На сегодня самой глубокой в мире считается Кольская сверхглубокая скважина на территории Мурманской области в России (12,25 км). Глубже исследователи недр «заглядывают» только геофизическими методами. Мы же, благодаря международному проекту «Георифт-2013», вместе с укра­инскими коллегами изучили строение земной коры до глубины 80 км по одноименному сейсмическому профилю, который проходит по территории Украины и Беларуси от Несвижа до Полтавы», – рассказал заведующий лабораторией ге­отек­тоники и геофизики Ярослав Грибик.

В 2013 году выполнялись полевые работы. На территории нашей страны было пробурено 104 скважины глубиной по 50 м, в которые закладывалась взрывчатка. На протяжении белорусской части профиля через 2,5 км было расставлено 139 автоматических сейсмостанций, которые фиксировали отражающиеся от слоев земной коры волны, посылаемые с поверхности от пунктов взрыва.

В выполнении работ, обработке и интерпретации материалов на протяжении 2013–2017 гг. принимали участие специалисты Беларуси, Украины, Польши, Дании, Финляндии. Проект позволил впервые установить продольную геолого-геофизическую структуру земной коры и верхней мантии Припятского и Днепровского бассейнов, наиболее глубоких структур рифтового типа в Европе.

Новые данные

Полученные данные были оформлены в геолого-геофизическую модель глубинного строения земной коры и верхней мантии вышеназванных бассейнов. Она помогает планировать минерагенические исследования и направление последующих геологоразведочных работ. Академик Радим Гарецкий, член-корреспондент Рома Айзберг, доктор геолого-минералогических наук Герман Каратаев и кандидат геолого-минералогических наук Ярослав Грибик обобщили данные по белорусской части профиля, включающие скоростной анализ разреза, информацию по пробуренным скважинам, геофизические исследования гравитационного и магнитного полей.

 

 

image

Геологи установили, что нижняя кора в Припятском прогибе слоистая, на территории Украины мантия приподнята на 5–7 км по сравнению с территорией Беларуси. «Это говорит о более высокой геотермической напряженности в Днепровском бассейне, что сказалось на формировании месторождений полезных ископаемых и очевидно определило в Днепровском и Припятском бассейнах разделение по фазовому составу углеводородных флюидов на газ, конденсат и нефть», – отметил Я. Грибик.

Прошлое и будущее

Полученные данные поясняют прохождение вулканогенного излияния в древние времена. Новая информация позволяет реконструировать палеогеодинамические условия формирования этих структур, контролировавших в процессе геологического развития размещение месторождений углеводородного сырья, калийных и каменных солей, углей и сланцев, промышленных рассолов и др.

Ученые определили, что на территории Беларуси в девонский период вулканизм проявился в восточной части Припятского прогиба, а на территории Днепровско-Донецкой впадины – значительно позже. В Лоевском и Речицком районах наблюдаются большие вулканогенные поля разноэтапного временного их излияния.

Работы в этом направлении продолжатся. «Мы планируем, что в 2020 году удастся изучить глубинное строение земной коры по таким геологическим структурам, как Украинский щит – Припятский прогиб – Жлобинское поле алмазных трубок взрыва – южная часть Оршанской впадины по профилю Ровно (территории Украины) – Лельчицы – Светлогорск – район Климовичей (Бела­русь). Этот профиль будет называться «PANCAKE-2020», – рассказал Я. Грибик. – Необходимо дать интерпретацию, как образовывались эти слои земной коры, какую эволюцию они несли для проявления полезных ископаемых, наличие которых можем прогнозировать. Помимо углеводородов и минерагенического потенциала будут также детализированы вопросы алмазоносности исследуемых регионов, их природы и прогнозирование для поисков».

Валентина ЛЕСНОВА, «Навука»