08.08.2016/№32

image

ИНТЕРВЬЮ c руководителем аппарата НАН Беларуси академиком П.Витязем

Когда-то венгерский поэт и писатель Дьюла Ийеш сказал: «Каждый человек стоит ровно столько, сколько остается от него жизненного опыта и продолжается в опыте следующих поколений». За свои 80 лет, а именно столько 6 августа исполнилось руководителю аппарата НАН Беларуси академику Петру Александровичу Витязю, удалось успеть немало: сформировать научную школу, поучаствовать в старте работы новых предприятий, создании полигона для испытания автотехники и даже в запуске белорусского спутника. О своем жизненном и научном опыте Петр Александрович рассказал нашему еженедельнику.

follow link − Путь в науку, равно как и дорогу к храму, многие люди выбирают порой случайно. Если не стезю ученого, то какой жизненный путь Вы бы могли избрать?

− Действительно, в моей жизни был период, когда я стоял перед выбором кем быть. Вырос я на хуторе, а потому меня тянуло к сельскому хозяйству, ближе к природе. Было у меня желание поступить в Белорусский институт механизации и электрификации сельского хозяйства (ныне БГАТУ). Но волей судьбы я поступил в Белорусский лесотехнический институт им. С.М.Кирова (в настоящее время БГТУ), затем работал на заводе «Ударник», заинтересовался порошковой металлургией, которая стала одним из моих призваний в науке и жизни. Затем в круг научных интересов вошли композиционные, сверхтвердые, наноматериалы. Мечтаешь об одном, но, видимо, есть у человека путь, который написан ему на роду. И интерес к неожиданному призванию может прийти не сразу. Так и я постепенно втягивался в изучение материаловедения. Было желание заняться наукой, но я попросту не знал сперва, как его реализовать. Дело случая, но каждому из нас в своей жизни важно не пропустить эту возможность и суметь грамотно и вовремя ее использовать.

Конечно, важно, когда у тебя есть хороший научный руководитель, а еще лучше – когда он становится не соперником, а другом. Мне с этим в жизни повезло – таким человеком был для меня академик Олег Владиславович Роман, с которым мы вместе шли по нелегкому научному пути: от маленькой экспериментальной лаборатории до крупного научно-производственного объединения порошковой металлургии.

http://cirtekmfg.com/good/kak-kurit-regu.html − Как считаете, легко ли встретить человека, который поможет на начальных этапах найти себя в науке? Давайте сравним наши дни и время Вашей научной молодости.

− Тут однозначно сказать сложно. В 50-60-е годы прошлого века не было такой системы отбора, как ныне, не было и наставничества с индивидуальным подходом, как делается порой сейчас. Но в то время многие вузы только начинали эту работу, а потому и набор был не столь широким, конкуренция − меньшей. Меньшими казались и амбиции: просто стояла задача получить высшее образование и быть всячески полезным Родине.

source site − Можно ли утверждать, что Вам в целом повезло с коллегами?

− Знаете, по жизни везет тому, кто везет. И чем больше работаешь над собой, саморазвиваешься, идешь вместе со знаниями в ногу со временем, тем больше людей к себе притягиваешь. Ведь университетские знания сами по себе − лишь фундамент. Нужно научиться их развивать, грамотно использовать.

Вот пример. Мой учитель сумел поставить работу в лаборатории так, что каждый без лишних напоминаний работал над более глубоким изучением иностранных языков. Мы понимали: это нужно для получения новой информации во время зарубежных стажировок. И они бывали: академик Роман овладевал иностранным опытом в США, мне же повезло в середине 60-х годов пройти стажировку в Швеции в Институте исследования металлов. Конечно, в свете тогдашней политики это было непросто, шел жесткий отбор, приходилось свои стремления согласовывать с московским начальством, но Олег Владиславович сумел добиться для нас такой возможности. Это было очень важно! Тогда я смог по-новому взглянуть на свою диссертацию, многое переосмыслить и доработать.

http://www.lobnya-klimat.ru/bace/tramadol-tabletka-gde-kupit.html − У Вас в активе не одно изобретение. А как они рождались?

− Могу сказать однозначно: не на пустом месте. Ведь чтобы сделать изобретение, надо знать базис: фактически все основное, что уже сделано в этой сфере до тебя. Когда уверен, что создаешь нечто радикально новое, тогда и работа спорится. Первые мои изобретения были коллективными. Перед лабораторией ставилась конкретная задача – мы над ней работали. Первые изобретения касались создания фрикционных дисков из новых материалов для нужд промышленности. В советские времена такая работа хорошо стимулировалась: за новые патенты можно было получить почти ползарплаты. Но патенты эти еще надо было защитить… Шли и соревнования между отделами: кто больше подаст заявок и получит авторских свидетельств. Замечу, изобретение – понятие широкое. Можно изобрести сложную машину, а можно – новый тип детали. Хотя на выходе и то, и то очень важно.

http://upsvet.ru/life/ekstazi-kupit-zakazat.html − Вы много делаете для развития союзных программ, пользуетесь авторитетом среди коллег-россиян. Но всегда ли удается быть услышанным?

− Вопрос этот не простой. Да, коллеги, ученые нас слышат, но сама система отбора и утверждения программ очень сложная и состоит из многих звеньев. Свое добро должны дать многие министерства и ведомства. Задача ученых − убедить их в том, что мы планируем нужные проекты, от которых будет реальная отдача. Процесс этот не останавливается: в среднем в год мы выполняем 4-6 союзных программ, постоянно обсуждаем и планируем новые.

http://www.reciclaalicante.org/good/toff.html − Ваша фамилия сегодня ассоциируется не только с достижениями порошковой металлургии, но и развитием космической отрасли нашей страны. Как к этому пришли?

− Это тоже было делом случая. В 2006 году Михаил Владимирович Мясникович, который тогда был Председателем Президиума НАН Беларуси, после неудачного старта первого белорусского спутника БелКА поручил курировать это направление мне. Поначалу было непросто: приходилось вникать во многие вопросы, осмысливать новые пласты информации. Но потом я очень полюбил работу в сфере освоения космоса, познакомился с ведущими специалистами, с легендарными космонавтами. И вот уже 10 лет, как я, что называется, «в космосе», на новой научной орбите. Считаю, что нам с коллегами удалось решить проблему запуска нового спутника, который уже четыре года летает в космосе и фотографирует Землю, выполнить несколько союзных программ в данном направлении. В процессе работы мы большое внимание уделяли надежности системы запуска, вместе с россиянами не раз ее пересматривали и смогли исправить ошибки, приводившие к сбоям и отказам. Российские партнеры оценили опыт и настойчивость белорусских специалистов. Сегодня стоит задача работать над новым космическим аппаратом, еще более надежным и совершенным. Как заместитель главы Агентства по космическим исследованиям продолжаю работу в данном направлении. Наша задача − максимально коммерциализировать работу нового космического аппарата.

click − Как сегодня совместить в одном человеке талантливого ученого и крепкого хозяйственника-администратора?

− Конечно, к этому многие люди советской закалки не сразу привыкли. Ведь как было в СССР? Ставилась конкретная научная задача, а про финансирование особо не приходилось беспокоиться: оно было целевым при жестком отборе со стороны заказчиков − министерств и ведомств. Ныне ситуация иная, требования к директорам повысились. Они должны уметь зарабатывать деньги, разумно их расходовать, формировать и организовать крепкий компетентный коллектив, обладать развитым научно-технологическим предвидением, чтобы новая разработка была востребованной и быстро не устарела. Кроме того, он должен уметь делиться опытом, читать лекции в вузах, что физически не всегда возможно успеть. Также нужно готовить специалистов высшей квалификации, кандидатов и докторов наук (под моим руководством защитились 24 кандидата и 14 докторов). Каждая из этих задач, как правило, не решается гладко. И даже сегодня не все руководители научных учреждений к этому готовы в силу своих компетенций и даже личных убеждений. Так что либо директор обладает этим набором качеств, либо он недолго останется у научного руля.

трамадол суточная доза − В чем секрет Вашей работоспособности?

− Пока человек имеет возможность работать, быть полезным обществу, он должен выкладываться на все 100%. У меня вошло уже в привычку: приходить на работу в полвосьмого утра и около восьми вечера уходить домой. Действительно, полная загрузка помогает держать себя в тонусе. Здесь важно и самообразование. Очень многое дает личное общение с коллегами. Так легче перенимать и усваивать их опыт. Но и за здоровьем тоже надо следить.

А секрет, скорее всего, в доброжелательности. Будешь хорошо относиться к людям − и они в большинстве случаев ответят тем же. Очень ценю активность, целеустремленность и честность. Не терплю обман, но со временем смогу простить, наверное, и его.

follow link − Вы своим примером доказываете всем, что возраст − не помеха! Какие задачи ставите перед собой до следующего юбилея?

− Хотелось бы достигнуть успехов в деле выполнения новых программ Союзного государства: здесь очень много задумок. Особо важным считаю для себя проект запуска нового спутника. А вообще, хочется уже сейчас попытаться предугадать, что от нас потребует будущее. Мы живем в эру нефти и газа. Но кто знает, не постучится ли в нашу дверь завтра эра воды или чистой энергетики?

http://health.anticoach.com.ua/life/chto-znachit-tripuem.html Беседовал Сергей ДУБОВИК

http://astradrone.fr/race/v-kakoy-apteke-kupit-tramadol.html Фото автора, «Навука»